«Обреченные жить» (Condenados a vivir, 1972 г.)

Как это нередко бывает, фильм попался мне на глаза совершенно случайно. Краткое описание сюжета заинтересовало, а комментарии зрителей окончательно убедили меня – нужно смотреть.

«У него только одно достоинство — он ненормальный»

Сержант Браун с дочерью сопровождает семерых заключенных, приговоренных пожизненно. В дороге их конвой попадает в засаду бандитов. Солдатов убивают или калечат, а фургон с убийцами, ворами, насильниками, отпускают в «свободное плавание», пришпорив лошадей. Фургон переворачивается, все живы и почти здоровы.

С одной стороны семь скованных цепью преступников, с другой – сержант с дочерью. У Брауна есть два аргумента, но они убедительны – это пистолет и мачете. Он собирается отвести всю шайку в форт. А заодно и отомстить – один из семерых убил его жену.

Начинается долгий переход по заснеженным горам.

В плане жестокости «Обреченные жить» легко уделывает «Джанго» (1966 г.), в плане атмосферы безысходности – «Великое молчание» (1968 г.). Здесь совершенно буднично сжигают людей заживо, рубят их мачете, душат, насилуют, потрошат. Разве что стреляют крайне редко.

При этом фильм нельзя назвать откровенным трэшем. Это сделанный на коленке, но все же спагетти-вестерн с достаточно неплохим сценарием. К нему можно предъявить немало претензий, но идея хороша. Качество пленки ужасное. С другой стороны, актеры, в большинстве своем, вполне справляются с материалом. Режиссер предлагает странное решение с флешбэками (стоп-кадр в настоящем времени, затем замедленная съемка для воспоминания), но он старается не быть совсем уж банальным. Да, у него не получается, но старания видны.

Нетипичные для вестерна пора года и локация – зима и горы – это хорошо. Смесь жанров – это даже отлично. Внутренние монологи одного из персонажей – чистой воды нуар (даже снято в потемках). Подмена главного героя (когда ты половину фильма считаешь, что вот он, а оказывается, что ты не прав) – очень в стиле джалло. Как и сцены убийств, в которых часто смакуются все подробности. Плюс детективная линия, более изящная, чем большинство решений в фильме.  

У меня фильм вызвал противоречивые чувства. Испытывать восторг от такого кино мне трудно. Но и равнодушным остаться не могу – это необходимо было увидеть и хорошо, что я не прошел мимо.  

«Кольт пропел о смерти» (1966 г.)

Еще до того как начать снимать свои неординарные джалло и классические ужасы Лучио Фульчи, как любой нормальный итальянский режиссер в 60-70-е годы, отметился в поджанре спагетти-вестерна.

Вроде бы были все предпосылки для того, чтобы снять хороший фильм. Сценаристом выступил Фернандо Ди Лео, уже поработавший к тому времени с Серджо Леоне в фильмах «За пригоршню долларов» и «На несколько долларов больше». Главную роль сыграл Франко Неро, уже сыгравший у Серджо Корбуччи в «Джанго». Но все это не помогло.

«Кольт пропел о смерти» – посредственный фильм. Он намертво застрял где-то посередине между шедеврами Леоне/Корбуччи и фильмами про Сартану.

Вину за неудачу я бы поделил между режиссером и сценаристом, но с оговорками.

Фульчи явно еще не совсем понял, что он хочет снимать: комедии, вестерны, ужасы или детективы. Отсюда ужасные драки в ускоренной съемке, которые смотрятся просто нелепо. Отсюда притянутая за уши и размазанная по хронометражу детективная история. Отсюда и сюжетный поворот а-ля: «Ты убил моего отца! – Нет! Я твой отец!».

Если Корбуччи нередко (но не всегда) удавалось удержать равновесие одновременно жонглируя мячиками с надписями «пафос», «абсурд», «насилие», то у Фульчи это не получилось.

Чтобы ни у кого не возникло сомнений, что «Кольт пропел о смерти» снял Фульчи, в первой же сцене главный злодей с дружками затравливают собаками человека.

Фильм не может похвастаться оригинальной историей: золотодобытчик Том Корбетт возвращается в родной город; ранчо его семьи заброшено, брат спивается, всем в городе заправляет какой-то Скотт и его бандиты.

Все достаточно развивается медленно и предсказуемо. Есть несколько интересных находок, но не более.

Герой Франко Неро по факту с середины фильма оказывается в тени своего брата. Уругвайцу Джорджу Хилтону досталось роль пьяницы и отменного стрелка. Мальчишки таких героев любят, помню по себе. Но вот проблема – в результате ни Неро, ни Хилтон не сыграли главного героя. Их персонажи неполноценны, увы.

Главный злодей (Нино Кастельнуово) – красавчик с белозубой улыбкой. Вероятно, гомосексуален. Увлекается музыкой. Любит избивать людей хлыстом. Вроде не самый заурядный персонаж, но прописан, опять же, схематично, и от того сыгран так же.

«Кольт пропел о смерти» — проходной спагетти-вестерн, который, при этом, не отразился негативно на карьерах режиссера, сценариста или актеров. Лючио Фульчи сделает себе имя на ужасах и джалло. Фернандо Ди Лео наснимает фильмов, которыми будут вдохновляться Квентин Тарантино и Джон Ву. Джордж Хилтон будет много сниматься в спагетти-вестернах и джалло. А Франко Неро вообще сделает солидную актерскую карьеру.   

«Бесславные ублюдки» (1978 г.)

На самом деле фильм называется «Этот проклятый бронепоезд» (Quel maledetto treno blindato – в оригинале). Но в американском прокате он шел под названием «Бесславные ублюдки». Как минимум один зритель этого фильма в США остался под впечатлением.

«Я бы предпочел, чтобы мы обошлись без этого расистского дерьма»

Франция, 1944 год. Совершивших различные преступления американских военнослужащих конвоируют в лагерь. В группе есть убийцы, дезертиры, вор. Так же есть один офицер – летчик ВВС США. В русском одноголосом переводе объясняют, что он неоднократно летал на боевом самолете к любовнице в Великобританию. Английская википедия преподнесла сюрприз – арестован за отказ исполнять приказы об убийстве, в том числе  женщин и детей. Не могу сказать, что «легенда» из русского перевода мне помешала адекватно воспринимать персонажа, но хотелось бы как можно реже сталкиваться с подобными «адаптациями».

В пути конвой атакован немецким истребителем. Группа военнослужащих объединяется вокруг офицера и совершает побег. Летчик собирается добраться до Швейцарии, благо есть грузовик и граница не так уж и далеко.

«Ублюдки» получают в проводники немецкого дезертира, вступают в несколько боевых столкновений с вражескими отрядами, даже успевают немного искупаться с голыми немками.

В один день они уничтожают отряд немцев, которая на проверку оказывается американской диверсионной группой. Почти сразу появляются французские партизаны, которые принимают «ублюдков» за диверсантов и сообщают, что у них есть важная миссия. Поездка в Швейцарию откладывается.   

«Все американцы – ублюдки»

Энцо Кастеллари («Кеома») традиционно для многих итальянских режиссеров, снимавших в 70-е годы, смешивает жанры. Боевик периодически срывается в комедию, оборачивается вестерном, дает драму, и снова скатывается в комедию (не обязательно в такой последовательности). В конце это уже какая-то дикая смесь фильмов бондианы и спагетти-вестернов.

За полтора часа экранного времени погибает такое количество человек, что «Коммандо» на фоне «Бесславных ублюдков» кажется весьма умеренным фильмом.

Кастеллари удается раскрыть характеры всех основных персонажей, убедительно показать отношения между ними. Именно поэтому «ублюдки» выглядят сформировавшейся группой людей, стихийной общиной, бандой, а не просто «сборной мира», как это любят показывать в современном кинематографе. (Первый пришедший в голову пример – банда из «Хана Соло»).

Помимо жонглирования жанрами, режиссер неплохо играет с канонами – одним слепо следует, другие решительно нарушает. Предсказуемостью фильм не грешит. Хеппи-энд в картине больше похож на издевательство.  

«Бесславные ублюдки» – неплохое кино в своем жанре. С одноименным фильмом 2009 года не имеет фактически ничего общего. Кроме того, что в эпизодических ролях у Тарантино сыграли режиссер Энцо Кастеллари и исполнитель главной роли Бо Свенсон.

«Да здравствует смерть» (1971 г.)

В Испании идет гражданская война. Отец Фандо был арестован за свои политические взгляды – он «красный». Мальчик скучает по отцу; однажды он случайно узнает, что его мать выдала своего мужа властям.

«Мы умрем навсегда?»

В фильме есть два плана – реалистичный и воображаемый. Почти на любую ситуацию в жизни воображение Фандо дает свою трактовку случившемуся. Эти сцены сняты с помощью светофильтров и в большинстве своем абсурдны, сюрреалистичны, но не лишены логики.

Пример: Фандо спрашивает, почему сборщики винограда работают в масках. «Чтобы не ели виноград», — отвечает дедушка. Тут же в фантазии мальчика возникает сцена, в которой толпа мальчиков на улице скандирует: «Долой намордники!». В них стреляют солдаты, есть жертвы. Одного из убитых дети поднимают над баррикадой, скандируя: «Убийцы!».

Пример: Мать моет Фандо в ванной. Он представляет, как они бегут по пляжу. После он начинает кормить ее мокрым песком, забрызгивает ей лицо песком.

«Забудь об отце. Он был «красным» и не верил в Бога»

Фандо любит свою мать, но его воображение постоянно рисует ее коварной, безнравственной женщиной. Он представляет, как она предает его отца, участвует в его пытках или даже руководит его расстрелом из пушки.

У Фандо есть деревянный театр, в котором он разыгрывает сценки из жизни. Он дружит с девочкой, которая ходит с индюком на привязи. Убегает от старших пацанов или играет с ровесниками. Однажды он даже сжигает школу. Но все это больше похоже на попытку убить время; он просто мается. Фандо нужен отец и он не может понять, как мать могла пойти на предательство.

Фильм не рассчитан на массового зрителя; в нем есть жестокие и отвратительные сцены. И хотя очевидно, что режиссер Фернандо Аррабаль ставил себе целью эпатировать публику, одновременно ему удалось снять достаточно цельный фильм.   

Не смотря на абсурдность сцен в воображении Фандо, многие из них оказываются правдивее, чем слова, с помощью которых взрослые пытаются трактовать свои или чужие поступки.

Справка:

— «Да здравствует смерть» снимали в Тунисе.

— Аррабаль снял фильм по мотивам своего автобиографического романа «Ваал Вавилонский».

— В титрах фильма использованы рисунки художника и романиста Ролана Топора. Фернандо Аррабаль, Ролан Топор и режиссер Алехандро Ходоровски в 1962 году создали объединение «Паника». В своих представлениях старались шокировать и эпатировать публику.

«Перестрелка» (1966 г.)

Режиссер Монте Хеллман как-то признался журналистам: «Пьеса «В ожидании Годо» оказала огромное влияние на меня. Думаю, что частица Беккета присутствует во всех моих работах…». Если у вас хватит сил посмотреть его фильм «Перестрелка», вы убедитесь в правоте его слов.

«Но я ничего не вижу. Куда мы вообще едем?»

Кислотный вестерн – явление в американском кинематографе в 60–70-х, связываемое с независимыми режиссерами, снимавшими свои фильмы под влиянием взглядов контркультуры. На мой взгляд, кислотные вестерны более метафоричны, чем классические или спагетти-вестерны, в большей степени стремятся к притче.

В «Перестрелке» неизвестная женщина нанимает двоих золотокопателей, чтобы они сопровождали ее в пути. При этом своими планами она не делится, имя не называет, ведет себя странно (перед приходом в лагерь она без причины застрелила свою лошадь).

У золотоискателей свои проблемы – брат одного из них уехал в город и пропал, еще одного их компаньона застрелил неизвестный человек.

За тысячу долларов они соглашаются поехать с неизвестной женщиной.

Фильм был снят полностью при естественном освещении. Все сцены движения снимали с помощью двух с половиной метров рельс для операторской тележки. Фильм снят за восемнадцать дней (включая три дня простоя из-за непогоды). 

«Щитковая кобра покрасивее радуги будет, но что тебе ее красота?»

«Перестрелка» не только вестерн, но и длинное, медленное роуд-муви где-то на Марсе. Пейзажи замечательны и одновременно пугающе пустынны. Диалоги минималистичны и местами больше сбивают с толку, чем помогают понять суть происходящего.

Большую часть 82 минут герои едут неизвестно куда с неизвестной целью. Определить главного героя в фильме не представляется возможным. Ни единственный женский персонаж, которого играет Милли Перкинс, ни любимец Сэма Пекинпа – Уоррен Оутс, ни один из продюсеров фильма – Джек Николсон даже не пытаются перетягивать одеяло на себя. Вероятнее всего, дело в материале, который просто не предполагает полноценного деления на главного или второстепенных героев.

«Когда Алан Шнайдер ставил впервые в Америке спектакль «В ожидании Годо», он спросил Беккета, кто такой Годо или что означает Годо, драматург ответил: «Если бы я знал, я бы сказал об этом в пьесе». Это полезное предупреждение каждому, кто подходит к пьесам Беккета с намерением найти ключ к их пониманию и точно выявить, что они означают». Мартин Эсслин, «Театр абсурда».

Галлюциногенная прогулка по Марсу заканчивается по-своему логично, хотя может понадобиться некоторое время, чтобы осознать это.

«Милан ненавидит, полиция не может стрелять» (1974 г.)

— А теперь я оторву тебе яйца.

— Не выйдет. Инспектор будет считать их каждую ночь. Так что ему будет интересно знать, где я их оставил.

Джулио Сакки должен был просто отработать водителем на ограблении банка. Но он не смог совладать с нервами – в простой ситуации убил патрульного полицейского, заодно сорвав ограбление. Грабителям с трудом удается уйти от погони. Подельники избивают Сакки. Униженный, растоптанный он лежит в грязи и плачет. Кажется, что это конец для него, но все происходит иначе.

«Милан ненавидит, полиция не может стрелять» — итальянский криминальный триллер (еврокрайм), в котором главного героя сложно назвать героем. Это отвратительный до брезгливости персонаж.

В фильме вскользь упоминается возможность похищения Альдо Моро. Через четыре года после выхода фильма политика действительно похитят и убьют террористы «Красных бригад».

«Уверен, мы даже в аду с тобой не встретимся, после всех твоих шалостей»

Первый раз он убивает человека от страха, второй раз – из-за жадности. А дальше ему становится совершенно не важно, кого убивать: стариков, женщин, детей. Сакки – обиженный на жизнь и на других людей человек, который взяв оружие в руки, начинает убивать налево и направо. Без каких-либо причин. Просто потому что может убивать.

«В одной руке у каждого из нас 500 миллионов лир, а в другой – пожизненное заключение»

Томас Милиан сыграл удивительно. Ему удался очень неоднозначный злодей – это безусловно слабый, трусливый человек, одновременно склонный к садизму и сексуальному насилию над женщинами и мужчинами. Его интересуют только деньги; ради них он готов сломать жизнь молодой дочери местного миллионера; ради них готов убить свою девушку; ради них он готов убивать своих подельников.

Томас Милиан во время съемок фильма на самом деле принимал наркотики и употреблял алкоголь.

Сакки удается избежать наказания по закону, но кто сказал, что к «почти человеку» («Почти человек» — название фильма на русском и английском языках) применимо обычное правосудие?

Джалло и Дарио Ардженто

Джалло – поджанр итальянский фильмов ужасов, криминальный триллер с элементами эротики. Это несколько упрощенное определение, но тому, кто не смотрел ни одного фильма в этом поджанре, для начала такого определения вполне хватит. Я посмотрел пять основных джалло Дарио Ардженто, снятых в классический период для жанра – 70-80-е годы.

Несколько характерных моментов. В каждом фильме убийца – человек в плаще, шляпе и, как правило, с маской на лице. Во всех случаях это один из известных зрителю персонажей. Личность убийцы, как и его мотивация, раскрывается в конце фильма. Основные жертвы – женщины. Главные герои – мужчины. Убийства нередко показаны таким образом, что зритель видит их «глазами преступника».

Герои Ардженто – творческие личности, которые оказываются в опасности. В двух фильмах это музыканты, еще в двух – писатели, и в одном случае – журналисты. Однако, несмотря ни на что, процент выживаемости главных героев неприлично высокий. Другое дело, что простой жизни режиссер им не обеспечит. Даже если ты барабанщик в рок-группе в 70-х, это не значит, что ты Кит Мун или Джон Бонэм. А если ты живешь в Италии, то Дарио Ардженто сделает твое существование ужасным даже без лошадиных доз алкоголя и наркотиков.

Помимо убийцы вас будут напрягать все: нелюдимый сосед-любитель изощреной шведской порнографии; чудаковатый почтальон; приятель, музыкант и алкоголик с богатым внутренним миром; художник с весьма необычным отношением к котам; журналистка-феминистка, побеждающая мужчин в армреслинг; пучеглазый сутенер, утверждающий, что он почти святой…Галерея второ- и третьесортных героев у Ардженто знатная.

Полиция у Ардженто, как правило, некомпетентна и неспособна найти убийцу. Исключением стал фильм «Птица с хрустальным оперением», в котором полицейские в конце спасают главного героя.

В «Кроваво-красное» образы полицейских гротескны и карикатурны.

В «Дрожи» инспектор признается, что читая детективы, ни разу в жизни не угадал убийцу; в фильме ему это тоже не удалось.

В фильме «Кошка о девяти хвостах» полицейские вроде бы и неплохие, но склонные к коррупции парни, непригодные к сыскной службе.

В фильме «Четыре мухи на сером бархате» полицию вообще сложно заметить.

Не знаю, как в Италии относились к сексуальным меньшинствам в 70-е годы, но в джалло Ардженто, на мой взгляд, они показаны адекватно. Это может быть известный ученый или частный сыщик, журналист или торговец антиквариатом. Геи и лесбиянки в равной степени показаны веселыми, скучными, манерными, неманерными, хорошими и не очень. Ардженто вообще толерантен, при этом не уходит в агитацию. «Сколько раз повторять: Урсулу — к трансвеститам, а не к извращенцам», — говорит инспектор в фильме «Птица с хрустальным оперением».

Джалло Ардженто не равнозначны по своей художественной ценности. «Кроваво-красное», «Птица с хрустальным оперением» и частично «Дрожь», как по мне, более удачные фильмы, чем «Кошка о девяти хвостах» и «Четыре мухи на сером бархате».

Операторская работа и постановка у Ардженто всегда на высоком уровне. Одна только сцена из «Дрожи» (новаторская для своего времени) стоит многого.

Все хорошо с музыкой. И если Эннио Морриконе для фильмов Ардженто не написал ничего из того, что принято считать его классикой, то итальянская группа Goblin попала в струю и в фильмах «Кравово-красное» и «Дрожь» выдала то, без чего эти фильмы тяжело представить. 

Считается, что закат жанра пришелся на 90-е годы. Думаю, основная проблема джалло заключалась в том, что этот поджанр так и не смог найти своего зрителя. Подросткам фильмы джалло покажутся затянутыми, полными ненужных мелочей и непонятных отступлений. Искушенный же зритель начнет искать нестыковки, задавать неудобные вопросы и, вероятно, рано или поздно придет к выводу, что это снимали для подростков, но зачем-то утяжелили смысловой нагрузкой. Весьма неудобный поджанр. То ли дело слэшер – выхолощенный, простой и ясный. 

Что может напрягать: 1) постановка сцен убийств порой оставляет желать лучшего (но можно вспомнить, как давно это все снималось, и какой шажище вперед за эти годы сделал кинематограф). 2) Выход на юмор, на мой взгляд, у Ардженто не получается от слова «никогда». Хотя попыток много.

Зачем смотреть: 1) чтобы понять, откуда растут ноги у слэшеров. 2) Действительно замысловатые триллеры.

«Кроваво-красное» (1975 г.)

Американский пианист Маркус, поздно вечером возвращаясь домой, становится свидетелем убийства соседки. Ему не удается рассмотреть убийцу и он, постепенно, начинает собственное расследование.

Параллельно у него формируются весьма странные отношения с журналисткой-феминисткой Джианной и он пытается не дать совсем скатиться на дно бутылки своему приятелю, музыканту Карло.

«Разница между тобой и мной чисто социальная. Ведь играем мы оба неплохо. Да? Но я пролетарий от рояля. А ты – буржуй»

К минусам фильма можно отнести сцены убийств, да и то исключительно в силу слаборазвитого уровня спецэффектов в те годы. Даже при этом второе убийство, на мой взгляд, в целом снято весьма убедительно.

Хронметраж растянут до внушительных двух с небольшим часов, хотя, при желании можно было бы выкинуть минут 30, а то и больше.

Однозначный минус в моем понимании – роли полицейских. Вероятно, у Ардженто были свои причины не любить итальянскую полицию, потому что в «Кроваво-красном» представители закона – до отторжения карикатурные персонажи, что сильно диссонирует с тональностью фильма.

Однозначный плюс – музыка итальянской прогрессив-рок группы Goblin.

В плане саспенса «Кроваво-красное» даже не напрягаясь уделывает все современные слэшеры одной левой.

В плане картинки и постановки фильм выглядит очень бодро.

Сюжет в меру запутанный, в меру интересный.

Эпизодическая роль девочки-социопатки прямо порадовала.

Это первый фильм в жанре джалло (поджанр итальянских фильмов ужасов) для меня и опыт показался скорее удачным.

«Добрых похорон, друг мой!… Сартана заплатит» (1970 г.)

Книга опасна для вашего здоровья, а курение – нет!

— Вы тоже охотитесь за золотом?

— Да. Только мне не надо его выкапывать из земли.

Бандиты убивают золотокопателей, а Сартана убивает бандитов. Едет в город, а там сидит какой-то банкир с подозрительной мордой, и еще китаец, который владеет местным казино. Внезапно, приезжает молодая племянница убиенного золотоискателя…

Когда хитрые статисты начали валить из фильма, падая замертво еще до выстрелов Сартаны, я заподозрил неладное. Но потом все наладилось – Сартану снова не заметили, когда он сначала находился в нескольких метрах от персонажа, а после – когда традиционно маячил с конем на холме в десятке метров от дороги.

Французский писатель Альфонс Алле как-то сказал: «Пока мы думаем, как убить время, нас убивает время». Сартана вместо громких слов просто избивает своих врагов свинцовыми часами.

Главный герой продолжает открывать в себе суперспособности – конкретно в этом фильме он много и с удовольствием ходит сквозь стены. Не глядя швыряет карты таким образом, что гасит свечи. Да что там свечи – он в закрытой Библии находит нужную цитату, просто швырнув карту.

Что-то уже реально похожее на нормальный спагетти-вестерн начинается только в тот момент, когда в город приезжаю четверо братьев, которым «слили» информацию о том, что, якобы, Сартана убил их брата. Вот тут уже и музыка и уровень пафоса пытаются соперничать с фильмами Корбуччи. Но братья оказываются идиотами, а у главного героя под рукой оказывается бумеранг.

Альтруизм Сартаны раскрывается в новом свете – в этом фильме он лично платит за похороны каждого убитого им врага. Должны же быть какие-то слабости у человека, который постоянно перемещается в пространстве, почти беспрерывно курит и просто не может быть убит.

— Когда я выстрелю в шестой раз – значит все чисто, можно уходить (Цитаты великих людей, Сартана)

***

 — Что произошло?

— Давай, выйдем на улицу и посмотрим. (Цитаты невеликих людей)

***

— Оставьте нас с гостем одних. И, минуточку… если вы услышите, что я выстрелю – пусть это вас не беспокоит. (Цитаты ходячих мертвецов и ленивых сценаристов, «Избранное»).

Сартана убивал с помощью книги за много-много десятилетий до Джона Уика.

Финальный босс в кои-то веки оказывается испытанием для Сартаны, но кунг-фу на Диком Западе (особенно если все происходит где-то в Италии или Испании) эффективно только непродолжительное время.

А в конце благородный Сартана заберет у невинной девушки почти все деньги и можно будет вздохнуть спокойно: у человека остались средства на похороны его врагов.

«Матало» (1970 г.)

А вы умеете играть на арфе дулом винчестера?

Когда видишь женщину, чем-то отдаленно напоминающую певицу Азизу в молодости, сразу понимаешь – рядом с ней будут стрелять и кого-то таки завалят.

В одном исполненном справедливости, но не мудрости городке на Диком Западе решили казнить через повешение бандита с внешностью героя. Но его спасают веселые мексиканцы, попутно убивая всех мирных и немирных жителей. «Герой», в благодарность, отдает им золото, потом в одиночку убивает всю банду и встречает двух своих компаньонов.

Они заезжают в город-призрак, в котором ждут женщину с золотом. И она является, оказываясь женой одного, любовницей другого и объектом вожделения для третьего. Вот что значит – уметь неплохо сдать карты. Плюс ко всему, в городе есть еще кто-то, кто знает то ли то, что они все делали прошлым летом, то ли просто нагнетает.

А потом, значит, встречаются три бандита, неверная жена, вдова и чувак с бумерангами.

Удивительно, но люди смогли и плохо, и неплохо, и интересно.

Плюсы:

— Интересный злодей.

— Неожиданное для спагетти-вестерна музыкальное и звуковое сопровождение: тут и психоделика, и народные мотивы, и шепот, крики и т.д. Не могу сказать, что все прям органично легло в кадр, но на восприятие фильма влияет и в большей степени положительно.

— Необычайно малое количество диалогов и реплик у персонажей. А значит – меньше словесного мусора, так характерного для этого жанра. ( Во второй части фильма этот плюс нивелируется).

— Рваный монтаж и вообще несколько психоделическая манера съемки в отдельных моментах. Режиссер с оператором были неленивыми парнями и заморочились.

Минусы:

— Актеры порой переигрывают в отдельных сценах. (Что, вроде, не должно быть минусом для фильма этого жанра, но сильно бросается в глаза, с учетом необычной музыки и съемки).

— Ужасное и абсолютно неуместное слоу-мо (Особенно этим страдает вторая часть фильма).

— Вечное страдание на лице условного главного героя. (Вот здесь вообще никто не заморочился).

— Конь ex machina

— Имперские штурмовики – по-прежнему лучшие стрелки на Диком Западе.

— Оператор попробует вызвать у вас головокружение.

Справка:

Фильм был представлен на международном кинофестивале в Сан-Себастьяне.

Был показан в рамках ретроспективы «Спагетти-вестерн» на 64-м Венецианском международном кинофестивале в 2007 году.

Создайте веб-сайт на WordPress.com
Начало работы